?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Корреспондент ИА Красная Весна взял интервью у Алены Александровны, врача-терапевта одной новосибирской негосударственной поликлиники и узнал о проблемах и положении дел в отечественной медицине.

Корр: Алена, расскажите, как сегодня устроено финансирование медицины?

Алена: Я работаю в негосударственной клинике. С прошлого года мы начали прикреплять к себе не только пациентов с ДМС — полисом добровольного медицинского страхования, но и владельцев ОМС — полиса обязательного медицинского страхования, финансирование которого обеспечивается государством. Оказалось, что финансирование от государства идет хорошее, и обслуживание пациентов с ОМС для нашей больницы очень выгодно.

Бытовые условия у нас на очень высоком уровне: новые медицинские аппараты, современная отделка помещений, нам отшивают специальную одежду. При этом требования к квалификации специалистов довольно высокие. Есть выработка часов, оценка качества работы: остался ли пациент доволен качеством обслуживания или нет и т.д.

Пациент, придя на прием в наше поликлиническое отделение, должен получить предварительный диагноз, лечение, какую-то помощь, а не просто перенаправление к другому специалисту.

В частных клиниках качество лечения выше, чем в государственных, при этом условия финансирования хуже, потому что руководство частной клиники распределяет финансирование по своему усмотрению. До среднего звена порой мало что доходит.

Например, в клинике им. Мешалкина [Национальный медицинский исследовательский центр им. акад. Е. Н. Мешалкина, известная в Новосибирске клиника специализирующаяся на кардиохирургии, нейрохирургии и лечении онкологических заболеваний — прим. ИА Красная Весна] врачи хорошо зарабатывают, поскольку идет государственное финансирование и очень много квот.

Поликлиники, принимающие пациентов по месту жительства, сейчас также обеспечиваются государством — у врачей работающих в них большие оклады. Как бы они ни жаловались, что у них тяжелая нагрузка, зарабатывают при этом они неплохо. Это касается как заведующих поликлиниками, так и самих врачей, участковых терапевтов.

Корр: Как происходит распределение бюджета в поликлиниках?

Алена: Распределение бюджета по отделениям проводят заведующие. В этом есть большой минус, потому что у заведующего всегда есть свои предпочтения, личные симпатии или антипатии. В итоге получается, что поощрение идет даже не по выработке, а по личному отношению. Бывает, дают надбавки за инициативность. Но распределяет деньги непосредственно заведующий, и куда и как эти деньги идут, порой, непонятно.

Корр: Достаточно ли получают врачи, или приходится подрабатывать?

Алена: Да, часто случается, что врач, отработав какое-то время в государственной поликлинике, идет работать в коммерческую, чтобы больше заработать. У меня была ситуация, когда приходилось работать в двух разных коммерческих клиниках. Однажды мне сделали выговор за то, что я пожалела пациента — выписала минимум процедур, не назначила бабушке из деревни лечения по максимуму. После этого я не стала больше совмещать.

Корр: Существуют ли нормативы по приему пациентов?

Алена: Нормативы по пациентам есть — 24 человека в день. Но, например, я не могу закрыть дверь перед тем, кто нуждается в помощи. Получается, что лечение тех, кто пришел сверх нормы — это чисто твой энтузиазм, который не оплачивается работодателем.

Если начальство просит о переработке, при этом договаривается с тобой о ней на словах, то точно не будет никакой оплаты. В таких случаях всегда нужно подписывать дополнительный договор.

Можно, конечно, пожаловаться юристу своей поликлиники, но неизвестно, какие последствия после этого будут, могут и темную устроить.

Корр: Есть ли врачебные профсоюзы, которые отстаивают права врачей?

Алена: Профсоюзов нет. Не к кому идти жаловаться, ни на недоплаты по переработкам, ни на, порой, хамское отношение пациентов к врачам. Со временем начинаешь ценить простую воспитанность людей. Приятно работать, когда к тебе пациенты относятся с уважением, а не по принципу — «я в кассу заплатил, вы меня все обязаны лечить!».

Возможно, если группа врачей наймет юриста, тогда — да, что-то можно будет отстаивать.

Корр: Алена, как вы относитесь к продвижению продукции фармкомпаний через врачей?

Алена: Я отношусь к навязыванию лекарств через врачей отрицательно. Я выписываю пациентам только те лекарства, в которых точно уверена — знаю, что они помогают, и что они не дают побочки (побочных эффектов). Порой бывает противно, что агенты фармкомпаний приходят в кабинет под видом пациентов, отсидят очередь и начинают навязывать продукцию. В самих фармкомпаниях, конечно, плохого, конечно, нет. Бывает, что просто оставляют мелочи, которыми удобно пользоваться: отрывные листы для записи лечения, авторучки.

К тому же, поскольку у многих частных клиник нет возможности отправлять врачей на стажировку, то медицинские конференции и семинары фармкомпаний в городе являются хорошей возможностью узнать, что происходит нового в медицине.

Корр: Есть ли какие-либо вызовы для современной медицины, специфические заболевания?

Алена: Новосибирская область у нас в числе первых в стране по заболеваемости гепатитами B и C, а гепатит C считается неизлечимой болезнью.

Сейчас неожиданно начали появляться болезни, которые уже считались вылеченными: оспа, краснуха.

Корр: Как вы считаете, почему они появляются снова?

Алена: Если говорить о гепатите, на мой взгляд, это связано с повальным распространением моды на пирсинг и татуировки. В случае с оспой, краснухой и корью — это результат того, что сейчас появились группы людей, выступающих против прививок.

Корр: Вы предвосхитили непростой вопрос о вакцинации. Противники прививок аргументируют свою позицию тем, что не понятно, что входит в состав вакцин, тем более, в состав сомнительных вакцин зарубежного производства. Правильно ли отказываться от вакцинации? При Советском Союзе была уверенность, что о здоровье людей заботятся, а сейчас, в условиях рыночной экономики, такой уверенности нет.

Алена: Ну вот, например, есть такая неизлечимая болезнь — столбняк. Наступил, допустим, человек на ржавый гвоздь и заразился. Если в течение первых суток после этого ему не поставить специальное противоядие, то человек умирает. Но, если ранее была сделана прививка, то такого не случается.

Отечественные вакцины — хорошие, проверенные. Конечно, есть случаи, когда нельзя ставить прививки. Например, когда у ребенка температура и сопли из носа текут — вакцинация противопоказана.

Прививки от гриппа существенно снижают риск заболеть. Прививки от энцефалита — наверно и объяснять не нужно...

Корр: Когда следует ходить к врачам?

Алена: Есть у нас такое явление, как государственная оплачиваемая диспансеризация. Она проводится, в том числе и по возрасту, проводится раз в несколько лет. Диспансеризация включает в себя широкий спектр осмотров. Кроме этого государство оплачивает раз в год флюорографию — профилактику туберкулеза.

Прохождение диспансеризации стоит планировать заранее. Для профилактики — раз в год. То есть стоит вырабатывать привычку следить за своим здоровьем и раз в год планировать диспансеризацию.

Мне нравятся такие пациенты, которые сами приходят и говорят: «Алена Александровна, у меня срок диспансеризации подошел. Я хочу обследоваться». Но, бывают такие пациенты, которые прибегают, когда уже действительно прижало. Начинают обвинять всех вокруг, что записаться не смогли, что врач такой-сякой — их не принял... «Мне плохо! Всё, я „умираю!“»...

Необходимо заниматься профилактикой своего здоровья. Начать с себя!

Обычно, обострения хронических болезней наступают весной и осенью. Вот к этому времени стоит проходить обследования.

Корр: А почему так происходит именно весной и осенью?

Алена: Потому что осенью идет перестройка организма к зиме после летнего периода. Весной организм ослаблен, потому что солнышка недостает, витаминов недостаток — в целом ослаблен иммунитет.

Источник: ИА Красная весна

Последние записи в журнале

Календарь

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner