?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

10 июля вынесено судебное решение, которое открывает новую страницу судебной практики. Оно ломает один наработанный способ передачи детей от родных матерей к приёмным. В не такой уж долгой практике РВС по защите семьи мы наблюдали его уже не раз. В ловушку попадают мамы в трудной жизненной ситуации, которые в результате такой комбинации остаются без ребёнка. Схема такая, в четыре такта:

Гуси-лебеди 1) В удобный момент, часто в отсутствие матери, но отнюдь не в ситуации «непосредственной угрозы жизни и здоровью» (когда по закону можно отбирать детей), малыша забирают из дому. Налетают как гуси-лебеди – и забирают.

2) Когда испуганная мать в слезах прибегает в опеку, с ней начинают разговаривать, перемежая ласку и угрозы: нет, мы не отбираем! но вам же трудно живётся? а давайте ваш ребёнок поживёт на гос.обеспечении полгода-год! Давайте мы вас не будем лишать прав! – а вы пока справитесь с трудностями! Мать уступает такой рекламе, ей кажется это заманчивым – как на курорт малыша отправить. Его подкормят, подлечат... Она пока поднакопит, подремонтирует...

3) Проходит срок, мать обращается в опеку, чтобы забрать ребёнка. «А справки?» – говорят ей на это. – «Как какие? Психиатр. Нарколог. О доходах. О материально-бытовых условиях...» Как будто мать не за своим ребёнком пришла, а нового выбрать. Она собирает бумаги, приносит, но ей не дают «заключение» о том, что это целесообразно. Или дают, но отрицательное: нет, не нравится, ваши условия жизни недостаточно хороши.

4) Через какое-то время мать обнаруживает, что ребёнок уже в приёмной семье. «А что такого, через месяц мы имеем право отдать!» Ссылка на право в этой ситуации звучит насмешкой – ведь родительских прав мать не лишена.. Но упомянутый «месяц» подсказывает, в чём дело.

От матери скрыли (просто не стали ей сообщать), что пока она бегала по капризу опеки за очередной справкой, уверенная в том, что ещё чуть-чуть – и снова будет жить со своей крошкой, ребёнка уже признали «оставшимся без попечения родителей». Ну, в самом деле: какое попечение, когда она за справками бегает!

Это чтобы лишить материнских прав (или ограничить в них), нужен суд и одно из шести конкретных оснований (ст. 69 Семейного кодекса). А чтобы признать «оставшимся без попечения», суда не надо. Хотя ближайшие последствия в том и другом случае одинаковые: судьбу ребёнка решает уже не родитель. Потому что признать статус «без попечения родителей» – значит, присвоить право показывать ребёнка благодарным потенциальным мачехам (а также их посредникам), которым хочется не брошенных больных детей, а маленьких здоровеньких «семейных» детей. К тому же, за хорошие деньги от государства. Недаром висят объявления об акции: «Каждому ребёнку семью».

Присвоили статус – и всё, с этого момента опеку не волнует, что мать ещё является законным представителем! Её не спрашивают. Теперь ведь – караул! – ребёнок без попечения! Его надо срочно «устроить в семью», о чём мать узнает только из повестки в суд о лишении её родительских прав.

Иногда в таком сценарии участвуют две опеки – если ребёнок содержится не в том районе, где живёт мать. Мать собирает документы по месту жительства, а ребёнка «устраивает в семью» опека по месту нахождения детдома. Потому что, якобы, «отказалась(!) забрать», «уклонялась(!) от воспитания»...

Причём это происходит как-то очень быстро. В деле, по которому состоялось решение суда, статус «без попечения» был присвоен 17 января в районном центре, а уже 23 января (не прошло и недели) мальчика передали под опеку состоятельной женщине из Новосибирска. И уже она захотела лишить родную мать родительских прав и ещё выразила желание брать с матери-инвалида алименты. В другом деле ребёнка увезла в алмазную Якутию скромная оценщица с горно-обогатительной фабрики, которая как-то узнала, что в далёком райцентре далёкой Новосибирской области появился как раз такой ребёнок, какого ей захотелось! А родная мать об этом узнала уже в суде.

Эта комбинация типична, с некоторыми вариациями. Она в каждой части незаконна – и в части отобрания, и в части требования документов, и в части признания статуса «без попечения», и в части передачи в приёмную семью ребёнка, чья мама не лишена материнских прав. Тем не менее, практика требования документов для возвращения родного ребёнка – общая для многих районов (за всю область не скажу), и, видимо, не только в нашей Новосибирской области. Во всяком случае, руководители отделов опеки вполне понимают друг друга, когда одна от другой ждёт «заключения» о возможности забрать ребёнка. Они действуют уверенно и открыто – список «требуемых» документов без всякого стеснения вывешивается на стене в некоторых отделах опеки.

Мы больше года пытались эту комбинацию понять. В одной из администраций нашёлся юрист, которому было профессионально интересно с этим разобраться. С его помощью мы выяснили, что требование предоставления документов от родной, не ограниченной в родительских правах матери, содержалось в каком-то рекомендательном письме управления образования мэрии города. Но, выяснив это, юрист тут же сам пояснил: на это же ссылаться нельзя! (И действительно, ст.15 ч.2 Закона о Госслужбе запрещает исполнять даже неправомерные поручения, не то что рекомендации). А кроме того, как мы видим, так же работает не только город, но и область. Так что дело не в рекомендации.

Сидим как-то в гостеприимном райотделе опеки, разговариваем. «Кстати, – спрашиваю, – а на каком основании вы всё это требуете?» – «Ну, понимаете, мы же всякое видели. Приходится перестраховываться. И мы сами так страдаем, так страдаем от отсутствия нормативной базы!» Зав. отделом считает, что если нет «Порядка возврата детей» – значит «нет нормативной базы». – «А зачем вообще нужен какой-то порядок?» – «А как же?!»

«Да, я понимаю, что незаконно требую документы», – вторит ей другая начальница, когда уже вместе посидели, поразбирались со «случаем». – «Но, поймите... не могу же я просто так отдать ребёнка!»

Почему не может? Это очень серьёзно, на этом стоит остановиться. Мы с ней это сделали. Она искренне считает, что поступила бы безответственно, если бы просто вернула ребёнка. Она хороший русский человек, для неё совесть выше закона. В ней так выстроилась ответственность, а выстраивает ответственность круг полномочий («бытие определяет сознание»). А этот круг велик и расплывчат.

По закону, за детей отвечают родители или опекуны. Но это если их действия в интересах детей. А если не в интересах, то отвечает опека. И опека сама определяет, такой ли это случай, когда отвечает опека. И не отвечает за то, правильно ли это определяет!

К тому же, на опеке не только забота об «оставшихся без попечения», но и контроль за «кровными семьями» – «выявление неблагополучия». Опека этому не рада, но она должна «выявлять». И если что случится, ей кажется, виноватой будет она – ведь не «выявила»! («А помните, вот тогда-то там-то отдали – и...!») И поэтому она не чувствует облегчения, когда отдаёт ребёнка родителям. Ведь за родителями нужен глаз да глаз, они же не специалисты!

В итоге опеке кажется, что она в ответе не только за опекаемых детей, но за всех детей вообще. Она привыкает всё время судить родителей. И она входит во вкус судить. У неё исчезает тот стыд, который должен был бы мешать ей распоряжаться внутренней жизнью чужой семьи. Который бы требовал от неё – пусть и с замиранием сердца, но просто отдать ребёнка матери.

Так (даже «не корысти ради!») возникает тотальный контроль и взгляд на родителей свысока. Сначала в виде должностной обязанности, потом как привычка, потом как позиция. Но проведи я напрашивающуюся политически актуальную историческую параллель – обидел бы в самых лучших чувствах!..

Что ж, мы понимали, «входили в положение». Когда в целом разговор был конструктивный, и мы вместе находили выход, как вернуть детей, не воюя. Ведь, в общем-то, мы мирные люди. Но когда мы увидели, что это не единичный случай, возник вопрос: доколе?

10 июля 2014 года именем Российской Федерации суд решил:

1. Признать незаконным требования администрации ... района о сборе документов для возвращения ребёнка.

(В данном деле речь шла о требовании предоставить «Заключение» органа опеки по месту жительства матери)

2. Признать незаконным и отменить Распоряжение администрации ... от 17 января 2014 г. о признании ребёнка оставшимся без попечения родителей.

3. Признать незаконным и отменить Распоряжение администрации ... от 23 января 2014 г. о передаче ребёнка под опеку...

И, кстати, о бронепоезде... По поводу п.3 Решения суда. Два таких случая у одного органа опеки – и есть все основания говорить о преступлении. См. ст.154 Уголовного кодекса РФ.

Статья 154. Незаконное усыновление (удочерение)

Незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи, совершенные неоднократно или из корыстных побуждений, – наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.

Comments

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
13vainamoinen
12 июл, 2014 04:22 (UTC)
Суд какого города? Москвы? Какой суд? Районный, верховный?
eot_nsk
12 июл, 2014 16:59 (UTC)
Районный, в Новосибирской области.
kovalenin
19 авг, 2014 03:02 (UTC)
Решение вступило в законную силу
Вчера срок апелляции истёк. Я позвонил в Черепановский районный суд - апелляционнвя жалоба не подавалась. Решение вступило в законную силу.
kseniyadoro
30 дек, 2014 23:17 (UTC)
Ребенок уже с мамой?
kseniyadoro
1 янв, 2015 09:45 (UTC)
Слава Богу! Вы молодцы!
( 7 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner