November 19th, 2012

Вспомним о погибших

Великая Отечественная война советского народа против объединенной гитлеровской Германией Европы обошлась нашему народу очень дорогой ценой. За Победу народ заплатил миллионами жизней своих лучших сыновей и дочерей. Из моей семьи на фронт ушли все, кто мог держать оружие. Два деда, Дмитрий Афанасьевич и Филипп Степанович, и мой дядька Василий Филиппович, в память о котором я ношу свое имя. Все трое не вернулись. Дмитрий погиб в сражениях под Ржевом. Отец и сын, Филипп и Василий, погибли на Украине в Харьковской операции. В память о них остались только размытые маленькие фотографии. Даже похоронки не сохранились. В моей семье не любили вспоминать про войну. Слишком много горя и тяжести она принесла моим близким. Поэтому про дедов и про дядьку я знаю очень мало.

О том, где они воевали и где погибли, я узнал совсем недавно, благодаря проекту «Мемориал». Нашел документы военных лет о своих родственниках, связался с поисковыми группами из Ржева и Харькова. Нашел места, где захоронены Филипп и Василий. Той деревни, в боях за которую погиб Дмитрий, нет уже на карте. Война стерла её полностью с лица земли. Но по документам военной поры и по изысканиям нашего времени мне удалось восстановить его путь от момента призыва до гибели.

И получился у меня вот такой путь сибирского солдата:

  • 12 дней в пути из Сибири в Подмосковье (с 20.11.41 по 2.12.41)
  • 65 дней обучение (со 2.12.41 по 9.02.42)
  • 12 дней в пути на фронт (с 9.02.42 по 21.02.42)
  • 23 дня боев (с 21.02.42 по 15.03.42)
  • ..... похоронка
Collapse )

Исторический проект как политический метод (I)

Оригинал взят у vyacheslav_l_i в Социальная утопия как политический метод (I)

Введение

Участвуя в политической деятельности на левом краю политического спектра, постоянно приходится сокрушаться по поводу догматизма тех, кто называет себя марксистами. Очевидно, что политический субъект, желающий обращаться с реальностью именно как с реальностью, — должен заниматься постоянным совершенствованием своего методологического арсенала, и, в частности, понятийного аппарата. В самом деле, для того, чтобы одержать победу, недостаточно попыток заговорить реальность, бравируя якобы наличествующим у тебя знанием имманентных законов исторического развития. Напротив, нужно всеми силами вглядываться в реальность, выявлять в ней сущностное, основное, отображать это сущностное в понятиях, связывать эти понятия в утверждения, выражающие суть нашего времени. Отсутствие же адекватного нынешней реальности понятийного аппарата (языка) приводит, с одной стороны, — к политической беспомощности, ибо невозможно эффективно действовать на политическом поле, не имея адекватной карты местности, с другой — к впадению в аутистическое мышление. Аутистическое мышление характеризуется, в частности, неприятием и агрессией по отношению ко всему, что не вписывается в господствующую в сознании субъекта когнитивную схему (я использую этот термин Ж. Пиаже, хотя то же самое можно описать в терминах габитусов П. Бурдье и др.). Такое мышление — это способ видения реальности, определенным образом организующий и фильтрующий получаемую информацию о мире. Эта агрессия по отношению к доброжелательным попыткам усовершенствовать, например, понятийный аппарат, приводит к догматическому отсутствию рефлексии, к невозможности признавать и вести работу над ошибками. Где нет рефлексии, — там нет признания своей ошибки, а есть козни недоброжелателей, заговоры злопыхателей, пакости «ревизионистов». В самом деле, есть ли в арсенале так называемых ортодоксальных марксистов, например, понятие «постмодернизм»? Очевидно, нет. А, между тем, это понятие во многом отражает суть и специфику нашего времени. Получается, что у марксистов в руках понятийный аппарат для описания реалий Западной Европы XIX-го века, но совсем нет карты, адекватной нашему дню. И это не преувеличение. Вспоминаю свой разговор с одним молодым троцкистом, который на полном серьёзе утверждал, что революции в Египте и Ливии необходимо поддерживать, ибо они есть проявление классовой борьбы тамошнего пролетариата против тамошней буржуазии. Итак, вывод: политический реванш красных возможен только после того, как будет проведена беспощадная работа над ошибками.

Collapse )