?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Увы, последние новости общественной и культурной жизни Новосибирска насыщены симулякрами и либеральными штампами. Постчеловеческий дискурс просачивается повсюду: в социальные программы, на сайты областной администрации, в галереи и даже в текст Тотального диктанта.

Тотальная ненависть через Тотальный диктант

Казалось бы, что за негатив может быть в такой традиции, как Тотальный диктант? Ведь он проводится с 2004 года, сейчас уже на 300 площадках в 177 городах 35 стран мира. Однако автор диктанта этого года госпожа Дина Рубина написала текст, проникнутый тотальной ненавистью к демократии и народу как таковому. Свою ненависть Дина транслирует под видом умной критики интернета:

«Самый наглядный факт современности: Интернет, который немыслимо расширил возможности простого человека для высказывания и действия, лежит в основе нынешнего „восстания масс“. Это явление, возникшее еще в первой половине двадцатого века, вызванное вульгаризацией культуры — материальной и духовной, породило и коммунизм, и нацизм. Сегодня он обращен к „массовому“ в любом человеке, питается от него и удовлетворяет его во всех отношениях — от языкового до политического и потребительского, ибо невероятно приблизил к народу желанные „хлеб и зрелища“, включая самые низкие. Этот наперсник, проповедник и исповедник толп превращает в „шум“ все, к чему прикасается, чему дает жизнь, плодит пошлость, невежество и агрессию, давая им неслыханный, завораживающий выход не просто наружу, а на весь мир. Опаснее всего, что это игривое и очень смышленое „дитя“ новой цивилизации уничтожает критерии — духовные, нравственные и поведенческие коды существования человеческого общества. Что поделать, в интернет-пространстве все равны в самом площадном смысле этого слова. И я думаю: не слишком ли высокую цену мы платим за прекрасную возможность поговорить с далеким другом, прочесть редкую книгу, увидеть гениальную картину и услышать великую оперу?»

«— Я бы не спешил слишком остро критиковать Интернет за все грехи человечества, — возразил мой друг, известный физик, давно живущий в Париже (кстати, мы познакомились с ним через Интернет). — С моей точки зрения, это замечательная вещь хотя бы потому, что талантливые и умные люди получили возможность общаться, объединяясь и тем самым способствуя великим открытиям новейшего времени. Подумайте, например, о полярниках в Антарктиде: разве интернет-коммуникация для них не великое благо? А плебс так и останется плебсом, с Интернетом или без. В свое время монстры покроя Гитлера или Муссолини, при наличии лишь радио и прессы, ухитрялись убийственно воздействовать на массы» (полный текст 1, 2, 3).

По видимому, Дина близко к сердцу приняла общеизвестные труды аристократа от культуры Хосе Ортеги-и-Гассета. Но напомним: Ортега отнюдь не фиксировал с печалью низость «плебса». Он занимал активную позицию, призывая к реализации глобального разделения людей и насаждению «низости» культурными средствами. Перечитайте работу «Дегуманизация искусства» от 1925 года и убедитесь сами. Забавно, что к технологиям «опускания» народа (простите, «масс») — присоединился просветительский «Тотальный диктант». Есть в этом какая-то постмодернистская ирония.

В любом случае, Ортега, человек умный и тонкий, писал куда лучше нынешних ненавистников «плебса». Оцените, насколько чётко в преддверии испанского фашизма он декларирует то, что наши креативные дельфины лишь невнятно пережёвывают:

Как уже было сказано и не раз, наши массы поддались роковому соблазну и встали на путь ничем не оправданного мятежа против избранных меньшинств [креативная элита и совковое быдло?].

Они не внемлют тем немногим, кто способен задавать дисциплинарные нормы. [Пр-роклятые анчоусы!]

Лишь испытав на собственной шкуре последствия столь фатальной ошибки [про-фашистская фронда в Испании «при участии и под давлением внешних сил»], массы постигнут простую истину, о которой раньше не желали и слушать.

История знает моменты упадка, когда кризис охватывает всю народную толщу [веймаризация страны — это устоявшийся термин]. Однако рано или поздно такая ненависть к лучшим мало-помалу сходит на нет, уступая место почтению к иерархии [многоэтажности человечества], к связующим замыслам [тотального господства элит], к выдающимся людям [наподобие Франко], способным их осуществить.

Само название процитированной книги Ортега «Бесхребетная Испания» адресует к высказыванию архитектора Перестройки Александра Яковлева «Мы сломали им хребет...». По видимому, Дина и её единомышленники возмущены тем, что существо со сломанным хребтом желает этот хребет восстановить.

Уравнивать коммунизм с фашизмом на основе «тоталитарности» (приёмчик Поппера) и одновременно самим вполне тоталитарно топтать сапогами «мерзкий плебс» — такова клиническая картина современного российского либерализма.

Точки сексуальной недостаточности

Покуда авторы Тотального диктанта сокрушались о том, как интернет «уничтожает критерии — духовные, нравственные и поведенческие коды», в Новосибирске прошла эротическая выставка под названием «Точка G». Выставку посетило полторы тысячи человек. В рамках мероприятия провели семинары по сексологии, выставку скандально известного художника Дениса Ефремова (ранее она была запрещена в Барнауле) и конкурс на лучшего стриптизёра Сибири. К таким картинам, как эта, не требуется даже комментарий.

У людей, полноценно интегрированных в мировую культуру любви и сексуальности, подобное убожество может вызвать разве что тошноту. Но развлечения с тошнотой и рвотой — крайне редкие в России извращения: обычно к ним прибегают люди с острыми проблемами в данной сфере. Стоит ли прививать тошнотные забавы новосибирцам — решают в основном компании-спонсоры, продвигающие на таких выставках свои товары. Так соединяются бизнес и маленькие радости креативной богемы.

Креаклам крайне важно легитимировать своё половое отчаяние:

«Оставив рясу и папаху в редакции, корреспонденты Сиб.фм отправились в эпицентр страсти и латекса, чтобы своими глазами увидеть, как горожане преодолевают ханжество и комплексы с помощью прозрачного белья, гигантских вибраторов и БДСМ-наборов», пишет Сиб.фм.

Общеизвестно, что страсть — свободна от латекса так же, как от рясы и папахи. А ханжество и комплексы демонстрируют именно те, кто тоталитарно требует от возлюбленного покупки набора БДСМ. Надеемся, что читателю повезло со второй половиной и переходим к последнему блоку важных новостей.

Ювенальные практики местной власти

На сайте Министерства социального развития Новосибирской области рекламируется Учредительный съезд Национальной родительской ассоциации (НРА). Для тех кто ещё не в курсе, НРА — это организация, созданная господами Мизулиной и Альтшуллером. Мизулина выступала за усыновление российских детей иностранцами и продвигала закон о социальном патронате. Альшуллер публично обещал финской прессе, что, несмотря на «советскую пропаганду», ювенальные законы в России скоро будут приняты. НРА была создана как «адекватный и предсказуемый партнёр» по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг., против которой активно борется Родительское всероссийское сопротивление. Как видим, министерство области поддерживает ювенальных лоббистов и весь ювенальный подход в целом.

Не отстаёт от него и городская власть. Доказательством служит ведомственная целевая программа «Дети и город» на 2012–2016 годы, утверждённая в 2011 году в Новосибирске. Вот как рассказывает об этой программе заместитель начальника управления социальной поддержки населения мэрии Светлана Миллер:

«Управление социальной поддержки и муниципалитет пришли к выводу, что необходимо привлекать другие организации с целью предоставления новых услуг и развития новых социальных технологий для различных категории семей <...> Учреждениям бюджетным, по объективным причинам, недостаточно таких ресурсов, и поэтому ... было принято ... решение о том, чтобы эти услуги оказывали именно те профессиональные организации, которые могут это делать. К тому времени в городе появились такие организации, и была создана принципиально новая пятилетняя программа „Дети и город“, которая на 90% передает полномочия на оказание услуг негосударственным организациям. Это очень позитивно и ново для России в целом, это позволяет городу Новосибирску выделяться на всероссийском уровне и быть в лидерах».

Госпожа Миллер прямо признаёт бессилие государственной власти в реализации социальных обязательств. Затем говорится о делегировании этих обязательств (и ответственности!) тем, «кто может это делать» (то есть, государство не может). И всё это — бессилие государства и всесилие НКО — сделает Новосибирск «лидером». Лидером чего?

Поскольку российский крупный бизнес как целое — это люмпен-шваль без понятия о социальной ответственности, а народ России — это уже доходяга, то здесь есть всего ДВА источника мощных ресурсов, позволяющих хотя бы говорить о каких-то вложениях в работу с населением. Эти два источника — государство и ... угадайте, кто. И, наконец, если государство не в состоянии защитить семьи, то откуда у него способность эффективно распределять средства между НКО?

Светлана Миллер продолжает:

«Семья „группы риска“ определяется по разным параметрам. Это алкоголизм, наркомания, тунеядство родителей, отсутствие жилья, очень низкие доходы в семье».

Что даёт право нынешней власти говорить о тунеядстве? Это — термин советской эпохи с её гарантией трудоустройства. По случаям, подобным семье Борисевичей, Низамутдиновых и Шевалдиных, понятно, что родители без своего жилья или со сниженными доходами будут дискриминированы в родительских правах. Социальный апартеид как он есть.

Вернёмся к речи госпожи Миллер:

«Риск определяется и тогда, когда воспитатель в детском саду замечает на теле ребенка следы побоев. Специалисты выделяют разные уровни риска: социально опасное положение, трудная жизненная ситуация».

Обратите внимание: ювенальные законы не приняты, а чиновники используют и «ювенальную лексику», и «ювенальную практику», будто эти законы действуют уже давно. Передают вопросы социальной помощи в руки НКО, расширяют понятие «семьи в социально опасном положении», следят за доходами родителей и ссадинами детей. Шаги по внедрению ювенальной юстиции совершаются словно по плану: принятие стратегии, законов, региональных документов и практик. И хотя законы остановлены, на реализации плана это не отражается, подобно тому, как не расторгаются заранее достигнутые договорённости.

Следующий шаг ювенальной диктатуры — это система межведомственного взаимодействия, о чем и заявляет Миллер:

«И мы стараемся решать эту проблему с участием всех муниципальных структур, специалистов, которые видят этих детей в школе, в детских садах, в клубах, в спортивных секциях и т. д. То есть мы создаём межведомственную систему, службу, основные усилия которой направлены на оказание всесторонней помощи семье».

Что из себя представляет в реальности это «межведомственное взаимодействие», мы подробно обсудим в нашем следующем обзоре.

Календарь

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner