?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Интересный круглый стол состоялся на прошлой неделе, 3 августа в администрации Бердска. Его темой была муниципальная (то есть городская) программа «Семья».

Предложения по семейной политике сейчас в центре внимания, президент ждёт утверждённого правительством плана основных мероприятий Десятилетия детства, а родительская общественность (в том числе в Бердске) протестует против того, что предложения в этот план собираются до того, как дана оценка предыдущего периода.

Дело в том, что к предыдущему периоду у родителей свой счёт: последние 5 лет прошли под лозунгами истекшей 1 июня «Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг». Стратегия оформила ту политику, которую в народе называют «ювенальной юстицией „ЮЮ“». Это отдельная для вопросов детства правоохранительная система, нацеленная на то, чтобы защитить ребёнка от родителей путём передачи его из несчастной родной семьи в хорошие руки «родителей за деньги», у которых на них создан спрос.

Что происходит неладное, народ чувствует хорошо, это видно по тому, как легко собирать подписи против «ЮЮ». Но одно дело чувствовать, другое — отвечать «как надо», да в условиях, когда Стратегия направляет сознание служащих по заданной колее своих штампов — «социальные услуги», «раннее выявление», «жестокое обращения» и всё такое прочее (не буду называть ещё те, которые в Бердске, слава Богу, не звучали).

В Бердске решили избежать ошибки федерального центра и перед составлением программы предложили обсудить, до какой жизни город дошёл. Для этого специалисты разных отделов администрации выступили с сообщениями о картине, которая им открывается со своего рабочего места. Наиболее обстоятельными были доклады ЗАГСа (статистика рождений, смертей, браков и разводов за несколько лет), отдела соц. защиты, отдела опеки. Совсем не было, к сожалению, доклада ПДН — отдела полиции по делам несовершеннолетних.

Докладчикам предлагалось отразить состояние дел и дать анализ проблем, но доклады больше напоминали отчёты, на что ведущие реагировали, но, что интересно, неодинаково. Ведущими были, с одной стороны, инициатор круглого стола Р. К. Устинова («Союз женщин города Бердска»), с другой — глава администрации Бердска Е. А. Шестернин. Ведущая переживала за то, чтобы программа вообще состоялась, и торопила докладчиков скорее переходить к предложениям в неё. А ведущего больше интересовали как раз цифры и то, какие проблемы за ними можно увидеть, чтобы программа имела целенаправленность. Глава раза четыре объяснял, что ему хотелось бы услышать.

— Любая программа требует финансирования. Но часто не видно конкретики — что получаем в ответ на вложения?.. К чему мы стремимся? Например: 1. Главное — прекратить разводы. 2. Чтобы семья была полная. 3. Чтобы была здоровая. И всё должно измеряться в цифрах... А если только в общем — усилять, улучшать, углублять, то тогда не надо. Какова цель? просто «семья»? — это общее слово. Красивое, социальное, адаптированное на любую форму круглого стола...

Когда рисуется проект, есть такое понятие, как «техническое задание». Здесь это слово неуместно, но цель, которую мы хотели бы увидеть, мы должны показать. А уже потом каждый специалист в своей отрасли найдёт как профессионал пути решения...

Такой настрой руководства внушает самый серьёзный оптимизм. Без этих «простых естественных вопросов» наша семейная политика не вырвется из парадокса, в который её загнали в последние годы: за семейное неблагополучие у нас стали отвечать службы, у которых нет никаких рычагов влияния на причины неблагополучия. Соцзащита, ПДН, опека — это службы работы с последствиями неблагополучия, они и работать могут только адресно. Внушите им, что они виноваты за что бы ни случилось у вас дома, — и им ничего не останется, кроме как усиливать бессмысленное, превентивное вмешательство в вашу жизнь (что и происходит). А общие причины неблагополучия так и будут продолжать увеличивать контингент для их работы.

Но с другой стороны, поддержать такой настрой главы вдумчивым рассуждением не так-то просто. Для этого надо иметь житейский кругозор, всестороннее знание проблем. А оно не у кого-то, а только у всех вместе, ведь житейские проблемы каждый чувствует на себе каким-то своим боком. Значит, и обсуждать надо широко. Казалось бы, всесторонним знанием обладают специалисты профильных отделов, но оказывается, что их подход обычно ограничен заданными «сверху» рамками — установками, инструментами и показателями работы своего конкретного участка.

Для примера возьму тезисы из прозвучавшего отчёта соцзащиты, который был вполне содержательным: Н. Ю. Скоромных постаралась отметить и проблемы. Но посмотрите: волнуют ли эти проблемы нас, или с какой стороны волнуют?

— К сожалению, со вступлением в силу нового ФЗ-442 «Об основах социального обслуживания» наши учреждения оказывают социальные услуги только тем, кто сам обратился, выявительный характер ушёл на второй план.

«К сожалению»! Массовые протесты 2013 года были связаны с тем, что в ФЗ-442 есть лазейки и для недобровольного содействия. Народ высказывается однозначно: не надо нам «помогать», если мы не просим. Соцзащита это понимает с трудом. Причём, речь идёт ведь не только о понятной всем матпомощи (кто бы отказался!). Вспоминаю, к нам в организацию обратились из такого отдела с просьбой повлиять на семью, которая не хочет принимать содействие. Семья пережила пожар, но ей как-то помогли в своём приходе, и она не хочет связываться с «услугами» государства. А оно уже составило «план работы с семьёй». И просит уговорить семью в нём участвовать «в целях сохранения родительского попечения» (то есть чуть ли не шантажирует).

И докладчицу тоже расстраивает, что она не всем может помочь, потому что люди сами не обращаются. «Мы стараемся, мы всюду рассказываем о наших возможностях...». В её ведении ЦПСД «Юнона» и КЦСОН, дюжина разных отделений, которые надо загружать работой. А неблагополучные — не хотят! И поэтому спасибо смежникам (опеке с полицией), которые помогают неблагополучие выявлять! И в итоге:

— Более 6000 граждан получили социальные услуги. Прирост обслуженных в «Юноне» детей 32%, что превысило муниципальное задание на 18%. План муниципального задания по предоставлению социальных услуг в условиях круглосуточного стационара отделения приюта в связи с высокой потребностью перевыполнен на 15%.

Нет, у меня нет никаких претензий! Понятно, что от души работающая служба должна стремиться обслужить весь мир. Ткачиха хочет на весь мир наткать, повариха на весь мир приготовить пир, приют — весь мир приютить. Но только... если весь мир пришлось приютить («высокая потребность»!), значит произошла катастрофа, так ведь? И значит, высокий показатель загруженности приюта никак не говорит об успешной семейной политике!

Больше того, этот показатель не должен быть для самой службы жизненным, то есть таким, от которого зависит её благополучие (условно, премии). Если есть муниципальное задание, то она будет стремиться любой ценой его выполнять, в том числе вмешиваясь в семьи. И тогда надо будет усилить контроль за ней со стороны другой службы, которая станет уже не совсем смежником...

Это несложное рассуждение показывает, что задание по количеству услуг, скорее всего ложный (вредный) показатель. И что показатели работы разных служб должны быть разные. В самом деле, если выявлен случай неблагополучия — это хорошо или плохо? Ясно, что для тех, кто обязан выявлять, это хорошо. Для кого-то это головная боль (надо реагировать). А для кого-то это свидетельство провала в работе! Значит, премию надо отнять у одних и отдать другим. Значит, показатели работы служб должны быть не общими, как в рамках «межведомственного взаимодействия по выявлению», а обеспечивающими сдерживание друг друга. А это уже другая, здоровая модель, которая совсем не в русле Нац.стратегии.

— Достгнут 100%-ный показатель работы отделения, занимающегося дальнейшим жизнеустройством воспитанников в кровные и замещающие семьи.

Значит, есть и такой показатель. И он показывает, что процесс передачи детей из родных семей в благодарные «хорошие руки» налажен. Только это ли должно быть целью семейной политики? Может быть, правильнее сделать целью снижение количества детей, которых пришлось куда-то устраивать? И тогда главной станет не адресная работа, а борьба с общими причинами неблагополучия, и на первый план выйдет аналитическое звено, выявляющее эти причины.

Ещё раз — я никого не упрекаю. Это нормально: добросовестные работники выполняют и перевыполняют планы. Заданные показатели работы, определяют их мышление, планирование мероприятий. В свою очередь, показатели заданы тоже не совсем с потолка, они выстроены в русле определённой концепции. Это нормально, а если концепция верная, то и хорошо (хотя в данном случае это Нац.стратегия). И поэтому зам. главы С. А. Носов ставит вопрос совершенно правильно:

— Я больше бы склонился к слову «концепция» (а не «программа»), потому что мы сейчас можем только провести анализ. Хотя все и возражают: «зачем все эти цифры?», а по сути цифры говорят о многом. Нам нужны критерии, индикаторы качества. Если мы программу непродуманно создадим, без вектора развития, без анализа, мы получим пустую программу, просто план мероприятий. А что мы хотим получить-то в итоге?

И действительно, оказалось, что без анализа представителям служб предложить было практически нечего. Некоторые общественники успели, правда, сослаться на то, что у них есть свои программы, но озвучить детали уже не успели. А от служащих звучали в основном штампы, в том числе штампы Нац.стратегии — «ответственное родительство», «раннее выявление неблагополучия».

А слова эти звучат приятно, но обманчиво. Ответственное родительство — это вовсе не старый добрый «родительский всеобуч», о котором тоже упомянули ветераны. Это, согласно методичке «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации», навязывание Советом Европы конкретной педагогики — «позитивного родительства». И раннее выявление неблагополучия, по методичкам «Фонда профилактики социального сиротства» — это вмешательство в семью, в которой ещё ничего не случилось, но которую прозорливые социальные службы уже рады превентивно обслужить (для чего у них есть талантливые психологи, которые вовсе не готовы предлагать свои полезные услуги на свободном рынке).

Глава, послушав всё это, как мне кажется, оценил ситуацию верно. И принял решение — в течение ближайших двух недель провести дополнительно консультации с общественными организациями.

В итоге — радостно, что у руководства есть понимание: собираться и обсуждать надо не профессиональные стандарты работника соц. обслуживания... (Оправдываясь, сторонники Нац.стратегии говорят: это не система виновата, которую мы внедрили, а непрофессионализм работников). Центром обсуждения должны стать индикаторы (показатели) — и муниципальной стратегии в целом, и отдельных служб. И вопрос этот не простой — народ у нас, не исключая чиновников, талантливый — в любой системе сумеет найти собственный интерес. Поэтому обсуждать показатели работы надо вдумчиво и неспешно, в хорошо организованном разговоре, тщательно проигрывая в голове возможное поведение работников в том или другом варианте.

В случае успеха, в Бердске можно получить не только чёткую концепцию, но и новую, продуманную модель муниципальной программы. Но начинать надо с простого вопроса, над которым, вслед за главой и его замом, предлагаю поразмышлять читателям.

Какие численные показатели можно сделать целью городской программы «Семья»?

А. В. Коваленин. участник круглого стола,
председатель Новосибирского областного отделения РВС

Оригинал статьи

Записи из этого журнала по тегу «РВС»

Календарь

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner