?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Charlie

Несколько дней назад в центре Парижа произошло трагическое событие — вооруженные люди в масках ворвались в редакцию журнала Charlie Hebdo и расстреляли сотрудников издания. Предполагаемой причиной стала неоднократная публикация на страницах журнала карикатур на пророка Мухамеда. Это чудовищное убийство, беспрецедентное по наглости и хладнокровию исполнения, вызвало во Франции, да и не только в ней, крайне острую реакцию. И, судя по всему, будет иметь далеко идущие последствия.

Случившееся наглядно демонстрирует, что сегодняшнее, сытое и сонное европейское благополучие, всего лишь ширма, скрывающая нечто подспудно зреющее. И, судя по проявлениям, зловещее. Представьте — состоявшееся общество потребления, соответствующие ценности, кафешки, машины, магазинчики, безопасность, круг проблем — что надеть, куда пойти — и, вдруг, в него врывается вот такое. Это ведь не Россия, где при всей расслабухе глубоко внутри все еще сидит подсознательное ожидание неприятностей, и, соответственно, к ним хоть в какой-то степени морально готовы. Для Европы это настоящий шок.

Шок осознавать, что нечто, считающееся аксиомой, например, та же безопасность, на деле оказалось просто фантомом. Что можно приехать, на выбор расстрелять редакцию крупного журнала (читай, вообще кого угодно), полицейских, потом особо не торопясь сесть в машину, и, миновав все заслоны, скрыться в неизвестном направлении. Все это не в Сомали, а в центре Парижа.

Настолько показательная демонстрация несоответствия между тем, что сидит в головах, то есть картиной мира, навязанной обществом потребления, и тем, что происходит в реальности, не может не повлечь за собой крупных последствий. Общество неизбежно начнет задавать вопросы. Потому что после случившегося нельзя спокойно жить в мире, который так ярко показал свою несостоятельность. Например, если безопасность — фантом, то что еще может оказаться фантомом? И кому-то придется давать ответы на эти вопросы. От того, какими именно станут эти ответы, будет зависеть и путь трансформации общества.

Сейчас обсуждаются разные версии того, кто мог совершить теракт — исламисты или маскирующиеся под них представители спецслужб. При всей важности этого вопроса главного он не меняет. Главное же состоит в том, что случившееся поставило ребром проблему существующих внутри общества противоречий. Речь прежде всего идет о провале политики мультикультурализма, об отказе достаточно крупных групп во французском обществе ассимилироваться.

С этим теперь, скорее всего, придется что-то делать. В очередной раз отложить проблему на потом не получится. Каким путем в этом вопросе пойдет Франция? Президент Олланд в своем обращении однозначно высказался в защиту ценностей свободы и толерантности. С одной стороны, ничего другого он сказать и не мог. С другой стороны, тон обращения... Толпы французов на площадях, держащие ручки как символ свободы слова... Как теперь в этих новых условиях решать проблему интеграции различных общественных групп, по сути объединения народа?

Как теперь построить такую интеграцию, например, с мусульманской частью общества? Мусульмане не согласятся на глумление над сакральными для них вещами. Выходящие на площади французы теперь, после того как пролилась кровь, не поступятся «свободой слова». В кавычках, потому что на самом деле речь идет не о свободе слова, ценность которой не подлежит сомнению, а о вседозволенности постмодернистского глумежа.

Да и нежелание мусульман (не радикалов, обычных мусульман) куда-то интегрироваться тоже можно понять. Потому что им предлагают раствориться в европейском обществе потребления, где гендеры, родитель 1 и родитель 2 вместо отца и матери, культ ЛГБТ, ювенальная юстиция, секспросвет в детских садах и начальных классах, усыновление детей однополыми парами. Где на подходе легализация инцеста и педофилии.

Мусульмане же находятся на территории традиционных ценностей (речь, опять же, идет о последователях традиционного ислама, а не о радикалах-исламистах). Вполне понятно, что в описанную, уже основательно прогнившую и пакостную среду, они интегрироваться не хотят. Не хотят они отказываться от традиционной семьи, от права воспитывать детей, от права защищать их от развращения. Более того, сами коренные французы с негодованием отказались бы, предложи им кто-то нечто подобное еще хотя бы 80 лет назад. Их в это общество вводили постепенно, десятилетиями, а мусульман нужно загнать сразу. Это невозможно.

Но тогда как обеспечить мирное сосуществование в обществе различных групп? Как строить общую идентичность? То, что такое сосуществование возможно, показал опыт Советского Союза (и вообще история России в целом). Но в Советском Союзе общий межкультурный базис, обеспечивающий идентичность, строился на развитии традиционных ценностей, а не на их отрицании. В этот базис легло то, что одинаково ценно для каждой культуры. Так что делать французам, если общих межкультурных точек не осталось вообще?

Возвращаться к традиционным ценностям? Именно с традиционными ценностями ассоциируются правые, которые и раньше стремительно набирали вес в Европе, а после случившегося, похоже, значительно укрепят свое положение. Уже видно, как активно они начали работать в этом направлении.

Но вот будут ли они возвращать традиционные ценности? Честно говоря, это вызывает большие сомнения. Во-первых, вообще непонятно, каким образом можно вернуть эти ценности в достаточно далеко ушедшее от них общество. Во-вторых, не нужно забывать, что в Европе сейчас не правые, а новые правые. С которыми, в отношении ценностей, все далеко не однозначно. В-третьих, не для того же столько усилий вбухали в построение постмодернистского общества потребления, чтобы сейчас от всего отказаться.

Но если не возврат к традиционным ценностям, то что?

К чему приход правых приведет совершенно точно, так это к усилению полицейщины. А что означает полицейщина минус традиционные ценности? Это значит, что постмодернистские псевдоценности (ценностей в постмодернизме нет по определению) будут вдалбливать уже силовым путем, как нечто священное и оплаченное кровью. А также означает еще много другого. Полицейщина плюс отказ от человеческого облика (человеческих ценностей), где-то в Европе что-то похожее уже было, не правда ли? По историческим меркам не так и давно.

Соответственно, с другой стороны полицейщина и подавление вызовет взрыв, гигантскую волну протеста, которую неизбежно оседлают исламисты-радикалы. И там тоже пойдут похожие процессы, мы их видим уже сейчас — тоже полицейщина на свой лад, и, главное, тоже отказ от человеческого облика.

Чем это все закончится, сложно даже представить. Вообще, очень хочется ошибаться и верить, что все закончится хорошо. В конце концов все это лишь предположения. Но уж очень тревожащие предположения. Разложение общества почти всегда рано или поздно приводит к обрушению государства. И это еще не самый плохой вариант. Отказ от ценностей, по сути от гуманизма, может привести к вещам и похуже. К перерождению в государство зла. Примеры и тому и другому в истории Европы имеются.

Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
bladie
11 янв, 2015 20:08 (UTC)
Если новые правые не могут предложить настоящих традиционных ценностей, то что же в итоге - "Мечеть Парижской богоматери"?
Никита Чуркин
11 янв, 2015 23:19 (UTC)
Разлив Фашизма подкреплённый "обновлённым язычеством", то есть сильно переработанным на столько на скольку нужно чёрным-творцам.
bubafed
13 янв, 2015 08:31 (UTC)
"Строить стену" на границе с Европой - вот что делать.
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Календарь

Август 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner